Комитетский саботаж

11.04.2017
Комментариев: 0



Напомним, что Александр Драбинко рассказывал правоохранителям о том, что «грифоновцы» его насильно удерживали под стражей, а Новинский убеждал, что митрополит сам попросил об охране, ничего незаконного не было. Между ними проводилась очная ставка. Новинский рассказывал, что ходил на все допросы и помогал следствию.

В начале ноября Генпрокурор направил в парламент представление о предоставлении согласия на привлечение к уголовной ответственности Новинского. И в этом представлении речь шла именно о том, что нынешний «оппозиционер» был соучастником Януковича, Захарченко и Ковша. Подозрение от ГПУ этим трем вроде уже объявлена, об этом на этой неделе заявил заместитель главы регламентного комитета ВРУ Владимир Арешонков.

Этот комитет должен решить выносить представление от ГПУ на Новинского в сессионный зал еще в середине ноября, но тогда этот вопрос перенесли. Члены комитета решили, что Генпрокурор должен предоставить им больше доказательств.

После этого наиболее принципиально к этому делу решили отнестись во фракции «взаимопомощи». Ее депутаты игнорировали голосования (даже очень важные) в зале две пленарные недели и заявляли, что будут делать это до тех пор, пока парламент не проголосует за снятие неприкосновенности с Новинского.

На этой неделе, 6 декабря, регламентный комитет снова собрался, и снова решили, что доказательств против Новинского мало. Так решило шесть из восьми членов комитета, хотя там есть только один представитель «Опоблоку», все остальные — это так называемые демократические силы. Получилось так, что спасти Новинского попытались фактически представители нынешней коалиции на двух БПП и «Народный фронт». И это еще больше убеждало всех в том, что Новинский может выйти сухим из воды.

А руководит комитетом и.о. председателя Павел Пинзеник, нардеп от «Народного фронта». Он заявил, что после такого вывода решить вносить или нет представления от ГПУ в сессионный зал имел спикер Андрей Парубий. Кстати также от «Народного фронта». Но Парубию, учитывая его репутацию, на самом деле не оставалось ничего другого, как ставить этот вопрос первым на заседании 7 декабря.