Что дальше?

05.05.2017
Комментариев: 0



Эксперт-международник Владимир Огрызко прогнозирует, что обмены будут продолжаться, но медленно. Хотя это, по его мнению, не означает, что Кремль идет на уступки. «Это тактические шаги, чтобы понравиться Западу, и хотя бы таким образом доказать некоторым политическим игрокам, которые на Западе склонны к снятию санкций, чтобы они действовали активнее», — считает эксперт, передает Радио Свобода.

Мария Томак, активистка «Центра гражданских свобод», выражает версию, что оживление переговоров относительно украинских заключенных в России стало возможным из-за привлечения приближенных к Владимиру Путину человек из Украины. По ее словам, вероятно, речь идет о Виктора Медведчука.

«Украинцы, которые стали политическими заключенными в России — Юрий Солошенко и Геннадий Афанасьев — вернулись в Украину! Это на самом деле очень хорошая новость для нас всех! Но только после освобождения всех украинский, которых незаконно удерживает путинский режим, мы сможем говорить о следующих этапах переговоров, в каком бы формате они ни были в будущем! «, — отмечает специалист Луганского правозащитного центра» Альтернатива «Валерий Новиков на своей странице в сети Facebook.

«Вы не представляете, сколько простых россиян поддерживало нас. Они видят, что мы другие. Мы боремся за своих. Сейчас больше всего хочу, чтобы освободили Сенцова и других «, — отмечал Геннадий Афанасьев в разговоре с журналистами.

Сейчас в плену России являются более 30 украинских политзаключенных. «Среди них — общественные деятели Николай Карпюк, Станислав Клих, Александр Кольченко, кинорежиссер Олег Сенцов. Мы не должны забывать наших политических заключенных. Мы должны шаг за шагом идти к тому, чтобы все они были освобождены «, — заявил спикер парламента Андрей Парубий.

Кроме того, в тюрьмах в оккупированном Крыму есть крымские татары, а в плену у боевиков самоназванных ДНР и ЛНР, по словам советника главы СБУ, председателя Координационного центра освобождения заложников Юрия Тандита, по состоянию на конец мая находится 114 украинский, над освобождением которых нужно работать.